Медицинская помощь – не сфера потребительских услуг

размещено в: Новости, Обсуждения | 0

Медицинская палата Алтайского края поддержала Национальную медицинскую палату России в решении обратиться в Конституционный суд для оспаривания решения Верховного суда, по которому оказание медицинской помощи в стране регулируется «Законом о защите прав потребителей».

«Медицинскую помощь» в России перевели в ранг «медицинских услуг» в 2012 году. Спорное для отрасли решение о необходимости применения к правоотношениям по оказанию медицинской помощи гражданам законодательства «О защите прав потребителей» было принято Верховным судом РФ 28.06.2012. Однако, в Конституции РФ фигурирует формулировка «медицинская помощь», ст. 41 гласит: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь». Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».

Профессиональное объединение медицинских работников в лице региональных медицинских Палат настаивает: решение Верховного суда привело к тому, что законодательство о защите прав потребителей стало распространяться по сути на государственные гарантии, которыми по Конституции является медицинская помощь, а также финансирование данных гарантий.

— Если не вдаваться в филологические термины, то очевидно, что сегодня на законодательном уровне произошла подмена понятий, которая изменила взаимоотношение медицинских работников и общества. Сложную систему оказания медицинской помощи некорректно сравнивать или оценивать по потребительским критериям, считает президент Медицинской палаты Алтайского края, член-корреспондент Российской Академии Наук Яков Шойхет.

— Течение болезни у каждого человека – индивидуально, этот процесс нельзя предугадать, просчитать, тем более подогнать под усредненные рекомендации. Просто приведу один пример, которых в повседневной медицинской практике – сотни, тысячи. Несколько лет назад к нам в больницу поступила девушка. До этого в ведущих краевых лечебных учреждения она прошла все необходимые эндоскопические диагностические манипуляции, внешне – никаких нарушений. За ночь она потеряла два литра крови, упал гемоглобин. Повторно провели все эндоскопические исследования – ничего не можем найти. Понимаем, что следующую ночь она может не пережить. Уже вечером пришла мысль, а что если сделать ангиографию, введя контрастное вещество в сосуд, который кровоснабжает кишку, чтобы увидеть возможно контраст вне сосуда. Удалось определить расположение контраста брюшной полости. Провели срочную операцию. Обнаружили опухоль в стадии распада, а в ней полость, в которую кровь попадала из крупного сосуда, а затем через свищ – в желудочно-кишечный тракт. Прооперировав, устранили следствие –  угрозу для жизни, начался поиск причины, т. е постановка диагноза. Несколько гистологических анализов в Барнауле и в Москве дали совершенно разные заключения, и только на уровне иммуногистохимии выяснилось – что это лимфома.  Лечение в данном случае дало хороший результат. Так вот, может ли считаться «товаром» или «услугой» факт обращения за экстренной медицинской помощью, когда ни у врача, ни у пациента нет другого выбора? Когда есть несколько часов, а иногда минут на принятие решения? Человек ведь не автомобиль или холодильник, где есть инструкция какую кнопку нажать в случае поломки. На вопрос, как отреагирует живой организм на вмешательство, лекарство – не ответит ни один учебник.

— Правовая коллизия стала источником бед отечественного здравоохранения.  Многочисленные «дела врачей» сегодня способствуют оттоку специалистов из отрасли. На одном из занятий я попросил четверокурсников медицинского университета, а в аудитории сидели несколько групп студентов, поднять руки, кто не пойдет работать в бюджетные лечебные учреждения, туда, куда обращается основная масса населения. Подняли руки процентов тридцать. Молодые специалисты не хотят идти работать в «сферу медицинских услуг», а практикующие врачи не хотят рисковать, чтобы их не привлекли к ответственности за «ненадлежащим образом предоставленную услугу». В Алтайском крае хирургов сегодня в 2 раза меньше, чем в середине 70 – х годов прошлого века, на селе операции практически не делают, некому. Вот что страшно, и государству пора вмешаться в этот опасный процесс, считает Яков Шойхет, а вместе с ним Совет Медицинской палаты Алтайского края, поддержавший обращение Национальной медицинской палаты России.

Кстати, в Алтайском крае по этому вопросу позиции Медицинской палаты и Министерства здравоохранения совпадают. «Необходимо различать и выделять особенности работы медицинского персонала, ведь результат медицинского вмешательства не может быть предсказуем, т. к зависит от множества факторов… Учитывая изложенное, Министерство здравоохранения Алтайского края поддерживает инициативу Национальной медицинской палаты по вопросу неприменимости к правоотношениям, связанным с оказанием медицинской помощи гражданам, законодательства о защите прав потребителей», говорится в письме ведомства.

Национальная медицинская палата РФ для решения вопроса предлагает:

1) Обратиться в Конституционный суд РФ для получения оценки правомерности замены понятия «медицинская помощь», которая гарантирована государством, на «медицинская услуга», к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках обязательного медицинского страхования, и, в связи с этим, применения Законодательства о защите прав потребителей (Постановление Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорами о защите прав потребителей п.9.

2) Внести изменения в п.3. ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ» и изложить его в следующей редакции: «медицинская помощь – это медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья».

Добавление комментариев закрыто.